Дочь Пушкина ушла из жизни от голода и в полном одиночестве

Мария Александровна (Пушкина) Гартунг прожила долгую непростую жизнь в эпоху перемен. Она единственная из детей поэта, которая наблюдала события, разрушившие империю в 1917 году. Ее детские годы и юношество проходили среди блестящего окружения и великолепия царского двора.

Она была первенцем четы Пушкиных, о ней писал Александр Сергеевич, «беззубая Пускина», когда у девочки трудно резались зубы. Девятилетняя Машенька свободно говорила на двух языках, немецком и французском. Впоследствии девушка получила институтское образование в Екатерининском училище, в Москве.

Ее отличала необычная внешность, сочетавшая красоту матери и характерный облик знаменитого отца. Особое изящество движений и манер выделяли ее из фрейлин царевны, позже императрицы, Марии Александровны. Интересно, что именно облик Марии Гартунг описывал Лев Толстой, давая характеристику внешности Анны Карениной.

Источник: https://rg.ru/

В 28 она стала женой потомственного военного, генерал-майора Леонида Гартунга, брак был бездетным. Спустя семнадцать лет, ее супруг стал фигурантом первого громкого обвинения в денежной растрате, он управлял императорским конезаводом в Туле. Не надеясь на справедливость, Леонид Николаевич свел счеты с жизнью во время судебного процесса. Он оставил записку, в которой прощал тех, кто его оклеветал. Посмертно безвинному чиновнику были оказаны наивысшие воинские почести, гроб с его телом, до места погребения, несли через всю Москву на руках.

Оставшейся в стесненных обстоятельствах, жене Гартунга, император назначил пожизненное содержание. Вдова генерала поселилась у рано овдовевшего брата, чтобы присматривать за его детьми.

Новая власть упразднила пенсионные выплаты старого режима, и Мария Александровна вновь оказалось без средств. Женщина всю жизнь принимала активное участие в сохранении наследия своего отца. Она до последнего курировала библиотеку имени А. С. Пушкина и часто наведывалась к его памятнику на Тверской.

Свои последние годы она провела в жилище родственницы ее бывшей прислуги. О бедственном положении единственной живой дочери поэта было известно новым властям, нарком Луначарский организовал инспекцию ее бытовых условий. Вопрос о назначении пенсии для 86-летней Марии Гартунг был почти решен. Увы, женщина не дожила до ее получения. Ее не стало в 1919-м, от голода. Ее прах упокоили на Новом Донском кладбище в Москве.

Источник

Adblock
detector