Наследница мультимилионного состояния сегодня бомжует в центральном парке

Марианна Фридман-Фут проводит почти каждую ночь, закутавшись в спальник в Центральном парке Нью-Йорка, всего лишь в миле от квартиры на Парк-авеню стоимостью 10 миллионов долларов, в которой она выросла. 63-летняя Марианна когда-то была девушкой из высшего общества, наследницей и внучкой влиятельного текстильного бизнесмена на Манхэттене. У нее была экономка, она занималась балетом и окончила престижную частную школу. Но после смерти матери жизнь пошла под откос, и семейное состояние утекло сквозь пальцы. Женщина пережила депрессию, героиновую зависимость, а в августе ее выселили из дома. Теперь она ночует в парке.

«Я выросла в доме с приемным залом. Дерьмо случается, не правда ли?» — рассказывает Марианна в интервью изданию New York Post. С мужем Фрэнком они поселились к северу от пруда в Центральном парке. Они хранят вещи в мусорных пакетах и спят на поролоновых матрасах.

Женщина выросла в доме по адресу Парк-авеню, 940. Ее семья владела огромной квартирой площадью 370 квадратных метров в красивом доме в стиле ар-деко. Сейчас эта квартира стоит 10 миллионов долларов. Однако ее пришлось продать всего за 3 миллиона долларов после смерти матери Марианны. Деньги она потратила вместе с сестрой Джорджией. Девушки были внучками Исидора Каплана, богатого предпринимателя с Манхэттена, который владел бизнесом по производству тканей.

У Марианны не осталось приятных воспоминаний из детства, которое пришлось на 1950-1960-е годы. У ее матери была депрессия и иногда панические атаки. «Я помню, что мама сидела в гардеробной комнате вот так», — говорит Марианна и ссутуливается на парковой скамейке.

На выпускной фотографии 1971 года у Марианны длинные волосы, улыбка во весь рот и взгляд куда-то в сторону от камеры. Она обучалась танцевальному искусству в знаменитой школе Калхун (Calhoun School) в Верхнем Ист-Сайде. На следующий год умер ее дедушка, и мать продала семейный бизнес за несколько миллионов.

Марианна не видела дочь с тех пор, как девочке было три года. «Я могу сказать, во что она была одета в день, когда уехала. На ней была синяя футболка и низ с белыми крестиками, шашками по бокам, вот так. Я до сих пор вижу ее.

Это гложет меня каждый день. Особенно когда я вижу детей в парке. Это нехорошо. Здесь уже не до сарказма. Давайте, пожалуйста, сменим тему».

Женщина потеряла связь с матерью и сестрой, которая, как говорит сама Марианна, считала, что опеку над Жизель должен получить ее бывший муж. У Марианны была депрессия. Она подсела на героин, когда ей было сорок с лишним лет, и на протяжении шести лет принимала метадон по четыре раза в неделю. После смерти матери, поделив наследство размером 3 миллиона долларов с сестрой, Марианна познакомилась с нынешним мужем Фрэнком. Ему 59 лет, он строитель. Пара поженилась в 2000 году и купила дом в Амитивилле на Лонг-Айленде, но во время финансового кризиса потеряла жилье.

«Мы просто спускали мамины деньги как ненормальные», — говорит Марианна. В итоге семья остановилась пожить в доме у подруги, которая их познакомила, — Донны Элтингер. У нее был цирроз и рак легких. Марианна и Фрэнк стали за ней ухаживать. Донна умерла три года назад, и в августе семейную пару выгнали из ее квартиры.

Адвокат, который взялся за их дело на безвозмездной основе, надеется, что городские власти подыщут им жилье, и считает, что Марианна не выживет, если ей придется зимовать в парке.

Источник

4896