Модель, облитая кислотой, показала лицо после пластики без макияжа

Красивым людям всегда завидуют. Иногда эта зависть переходит в ненависть. К сожалению, есть люди, которые готовы уничтожить красоту только за то, что она существует. Неоднократно лица девушек-моделей обезображивали, обливая их кислотой.

То же самое произошло со студенткой британской академии художеств по имени Решам Хан. Девушка выделялась своей красотой и подрабатывала моделью. Но в один день все круто изменилось в ее жизни.

В прошлом году, когда она праздновала свой 21 день рождения на нее и ее кузена напали и облили серной кислотой. Ее двоюродному брату «повезло» больше. Кислота выжгла только половину лица. А вот у бедной Решан от лица ничего не осталось. Благо, что хоть глаза остались целыми. Их спасло только то, что Хан носит линзы. Позже нападавшего поймали. Им оказался английский неонацист. Он осужден на шестнадцать лет.

Для Решам наступил настоящий ад. Девушку привезли в ожоговое отделение. Врачи говорили, что на восстановление потребуется не одна пластическая операция. Денег на них у родных Хан не было. Она считала, что жизнь ее закончилась. Взглянуть на себя в зеркало Решан долго не отваживалась. И тогда свою магическую силу произвел Интернет и краудфандинг.

Друзья Решам через социальные сети собрали порядка тридцати тысяч фунтов стерлингов. Этого хватило, чтобы начать операции. Она завела блог, где рассказывала о своем самочувствии. Делилась своими переживаниями и страхами. Поддерживала тех, кто оказался в подобной беде.

Благо, девушке повезло с пластическими хирургами. С каждой операцией лицо Решам преображалось, оно обретало прежнюю красоту. Всего на восстановление ушло четыре месяца. Плюс несколько месяцев проходила реабилитация. Даже после этого, долгое время Хан использовала огромный слой косметики, чтобы скрыть следы от шрамов. Без нее девушка просто боялась выйти на улицу.

Несколько дней назад Хан выложила свои фотографии без make-up. Пару шрамов еще остались, но уже сейчас видно, что девушка снова стала красавицей. Ее друзья очень сильно ее поддерживают. Они находят, что она стала даже красивее, чем раньше.

Через год после атаки и долгого курса восстановления Хан рассказывает, что страхи ее до сих не отпускают. Когда ее спрашивают, простила ли она напавшего на нее мужчину – она отвечает, что нет. Ведь, несмотря на то, что сейчас она выглядит очень хорошо, шрамы всегда будут напоминанием о той страшной трагедии. Контактные линзы спасли ей зрение, но один глаз у нее все-таки полностью не закрывается.

Источник

6756